ОСЕНЬЯ кликнул в поле. Глухое полеПерекликалось со мной …

ОСЕНЬ

Я кликнул в поле. Глухое поле
Перекликалось со мной на воле.
А в выси мчались, своей долиной,
Полёт гусиный и журавлиный.

Там кто-то сильный, ударя в бубны,
Раскинул свисты и голос трубный.
И кто-то светлый раздвинул тучи,
Чтоб треугольник принять летучий.

Кричали птицы к своим пустыням,
Прощаясь с летом, серея в синем.
А я остался в осенней доле –
На сжатом, смятом, бесплодном поле.

[1923]

Ответили: 8


08/11/2005 20:55     

К. Бальмонт


08/11/2005 21:13     

! Нет слов...


08/11/2005 21:45     

Интересные переклички с этим стихотворением у Мойше Тейфа (http://www.livejournal.com/community/r u_yiddish/67150.html): бубны, трубный голос, окошко в небе...


08/11/2005 22:01     

Да, интересные! Но далёкие всё же. Особенно если смотреть на оригинал, который, по-моему, нисколько не похож на перевод (и это никоим образом не значит, что перевод плох). По всему ассоциативному ряду a fensterl in himl, например, совсем не то же, что раздвинутые тучи...

Тут скорее вспоминается Липкин ("мы победили. плакать нельзя") -- интересно, знал ли он это стихотворение Тейфа?


09/11/2005 09:26     

Очень интересно, что Вы вспомнили это стихотворение Липкина, потому что у меня оно ассоциировалось с другим стихотворением Мориц, написанном, вероятно, "по мотивам" "аф гитке тайбелес завулек" (без какой-либо аттрибуции), но не с ее переводом. Я сейчас перечитал все три, и мне кажется, что связь "Серое небо. Травы сырые" и "Когда это было? К чему это было?" сильнее чем "Серое небо" и "Переулок". Вот это стихотворение Мориц (в сети его, похоже, нет):

                С. Я. Маршаку

Когда это было? К чему это было?
Средь запаха серы, повидла и мыла
На сером перроне, где музыка выла,
Мне женщина Иви цветок подарила.
Он был то зеленый, то белый, то синий...
По стеблю бежал фиолетовый иней.
Чтоб это роскошество цвета и линий
Кивало в пути чернозему и глине.
Мы ехали долго. Разъехались быстро.
В такси тарахтела пустая канистра.
Оттаяла Кама. Оттаяла Истра.
Назначил апрель молодого министра —
И в городе зелено стало и чисто.
— Куда?
— В переулок Оливера Твиста.
— Какой переулок Оливера Твиста?
Там, что ли, живут исполнители твиста?
— Острите пореже! Семья пианиста,
Семья исполнителя Ференца Листа
Живет в переулке Оливера Твиста.
Он был уничтожен фашистами в гетто.
За ним в крематорий втолкнули поэта,
Шофера, электрика, легкоатлета,
Последним — студента по классу кларнета.
Их пеплы смешались. И носится где-то
Атлет, обнимающий кости поэта.
Предельно отважна мораль атеиста —
Никто не воскреснет! И я — за мораль!
Но там, в переулке Оливера Твиста,
Остался концертный рояль пианиста,
Рояль исполнителя Ференца Листа —
Небесная дека. Небесные струны.
Небесный осколок. Немецкий рояль.
И пепел маэстро его посещает,
Он с голосом собственным струны сличает —
Рояль идеален! И вслух обещает
Отпущенный странствием пепел маэстро
Большую программу: РОЯЛЬ БЕЗ ОРКЕСТРА
Из двух отделений. Для тех, кто из гетто
Ушел сквозь трубу крематория.
Где-то
В окне загорается зарево света,
Приходит серебряный пепел поэта,
Шофера, электрика, легкоатлета
И горстка студента по классу кларнета.
Я знаю, что нету ни рая, ни пекла,
Что грудь человека не урна для пепла,
А пепел Клааса — шестнадцатый век.
Но скорбь современна в своем ритуале.
Она совершенна в своем ритуале.
Свечой воссияй на немецком рояле,
Цветок, не-сго-ра-е-мый, как человек.

1963


09/11/2005 20:45     

связь "Серое небо. Травы сырые" и "Когда это было? К чему это было?" сильнее чем "Серое небо" и "Переулок".

Да, да! Совершенно верно, это действительно тексты, существующие в каком-то едином пространстве. Именно эти два.


08/11/2005 22:02     

Тогда уж с достаточно вольным переводом Юнны Мориц. Пайкл - это скорее барабан, чем бубен. А где там трубный голос?


09/11/2005 09:29     

Пайкл - это скорее барабан

Маленький барабан, близко к бубну.

А где там трубный голос?

будящий голос